Центральная Азия«Жаңа Қазақстан»: как изменить общественное сознание?

«Жаңа Қазақстан»: как изменить общественное сознание?

QMonitor продолжает дискуссию на тему «Жаңа Қазақстан»: ожидания и реальность». В её рамках своими мнениями относительно того, как построить успешное государство, делились политологи, социологи, экономисты, общественные деятели, и все они в один голос утверждали, что страна нуждается в реформах не только «сверху», но и «снизу». Речь идёт о необходимости изменения общественного сознания. Вопрос в том, как это сделать? Ответ на него мы решили поискать вместе с преподавателем по финансовой грамотности и инвестициям Оркеном Динасиловым.

Незрелое общество

– Оркен Ашимович, какие, на ваш взгляд, были допущены главные ошибки, которые впоследствии затормозили полноценное развитие страны?

– Сложно выделить какую-то конкретную ошибку. Дело в том, что на протяжении последних 30 лет мы жили не согласно, а вопреки законам экономической теории. И только благодаря богатству недр, доброте и толерантности нашего народа нам удалось сохранить государственность и территориальную целостность Казахстана. Хотя, если посмотреть в лицо реальности, то по уровню экономического поведения мы до сих пор пребываем на третьей стадии развития, которая характерна для переходного периода от феодального строя к раннему капитализму. Развитые страны прошли этот путь 100-150 лет назад. Представляете, насколько мы отстали?!

Прежде, чем говорить об ошибках, нужно понять, что из себя представляет экономика с точки зрения новой институциональной экономической теории, впрочем, как и современной социологии, и какую роль в развитии общества играют общественно-гуманитарные науки. Для этого достаточно посмотреть на эмпирические исследования в этой области за последние 30-40 лет – изучались изменения экономических взаимоотношений между людьми, организациями и институтами. В экономической теории появились новые направления, такие, как поведенческая экономика и теория перспектив. Собственно, за эти исследования чаще всего и вручались нобелевские премии по экономике с конца 20-го века.

По сути, экономические отношения между индивидами и являются базой экономики – от их качества зависит её состояние. Соответственно главную роль играет то, насколько быстро и правильно мы сможем их выстроить. Одним из ключевых факторов здесь выступает идеология как движущая сила общественного развития. Именно сейчас нам крайне необходима мощная объединяющая идея, то есть что-то очень ценное, вокруг чего мы сплотимся и будем готовы жертвовать сиюминутными выгодами, например, не брать и не давать взятки. Сможет ли стать таковой идея «Жаңа Қазақстан», в рамках которой Касым-Жомарт Токаев собирается провести социально-экономическую модернизацию? Это будет зависеть от определенных условий и общих усилий.

К слову, до январских событий я достаточно скептически относился к личности второго президента. Но потом услышал в его речах академизм и увидел последовательность, процедурность в принятии решений, а это очень хороший признак. Все-таки экономическая политика предполагает чёткие академические положения, и если правильно их применять, то позитивные перемены не заставят себя ждать.

– О каких «определенных условиях» идет речь?

– На самом деле экономика состоит из трех пластов. Нижний и самый главный пласт – это народ, то есть, все мы, индивиды, как экономические агенты. Зрелость общества зависит от качества нашего поведения, в том числе от образованности, степени гражданской, политической и деловой активности, умения сложно мыслить и принимать рациональные решения.

Второй пласт — это организации (малые и крупные предприятия, профсоюзы, партии, министерства, суды и т.д.), эффективность которых напрямую зависит от качества поведения и взаимодействия индивидов (нижнего пласта). Ведь именно мы создаем организации и собираемся в них, чтобы более успешно решать свои экономические задачи: накормить семью, купить квартиру, заработать на достойную пенсию и т.д.

И, наконец, третий, самый верхний пласт – это институты, то есть законы и правила, согласно которым функционирует общество. Они бывают формальными и неформальными. К первым относятся Конституция, законодательные акты, соглашения, контракты, то есть все, что имеет юридическую силу, ко вторым – традиции, менталитет, общественный договор и прочее. Важность этого пласта заключается в том, что от него зависит порядок в двух нижних пластах, поскольку как раз таки институты (писаные и неписаные) определяют поведение людей и их взаимоотношения, устанавливая границы прав и ограничений индивидов, которые, в свою очередь, через организации впоследствии создают сложные институты.

Все процессы в этом многослойном «пироге» тесно взаимосвязаны, поэтому бесполезно пытаться улучшить верхние пласты, игнорируя нижний, чем, собственно, все эти годы мы и занимались. И делали это в деструктивной экономической обстановке, которую сами же создали и в заложниках которой продолжаем оставаться. Поэтому если мы действительно хотим серьезных изменений, то нужно начинать снизу, а именно поднимать, во-первых, гражданскую ответственность, во-вторых, политическую ответственность и, в-третьих, деловую активность людей. Только тогда граждане начнут задумываться о том, что могут сделать для процветания своей страны…

Сопротивление прогрессу

– Но пока, судя по всему, об этом мало кто думает. Напротив, лозунг «Жаңа Қазақстан» воспринимается многими как повод для критики и даже стёба. На ваш взгляд, кому и зачем понадобилось дискредитировать эту идею?

– К сожалению, люди, которые считаются лидерами общественного мнения и должны были бы объединить казахстанцев вокруг этой идеи, на деле, наоборот, своими провокационными высказываниями вызывают всё большую неприязнь к ней, тем самым обнуляя потраченные на это усилия и ресурсы – деньги и время. Вспомните, что творилось в соцсетях до и после референдума. Это был сплошной хайп, который не побрезговали оседлать даже авторитетные журналисты, политологи и экономисты. Спрашивается, зачем? Видимо, затем, чтобы сколотить себе некий политический капитал, который затем можно монетизировать через YouTube за счет возросшего числа подписчиков, а в будущем попытаться использовать его на выборах. А, может, им просто кто-то платит… Соцсети в современном мире – это как телеграф в 1917 году.

К примеру, многие выступали за онлайн-голосование, утверждая, что традиционная форма волеизъявления устарела, а потому, мол, нет смысла тратить на неё 16 миллиардов тенге. Так вот, я как экономический преподаватель считаю, что это была одна из самых эффективных инвестиций в поведение людей за последние годы. Ведь чтобы человек принял осмысленное решение, он должен встать с дивана и начать действовать – в данном случае дойти до избирательного участка и собственной рукой поставить галочку в бюллетене, а не просто нажать кнопочку в телефоне и тут же об этом забыть. Даже саботаж референдума является актом выражения волеизъявления. Только так можно ощутить себя полноценным гражданином этой страны, от голоса которого действительно что-то зависит.

Или вспомните, как критиковали инициативу президента открыть в Казахстане филиалы российских вузов, хотя плюсы для нашей страны в данном случае очевидны, и они затмевают те минусы, о которых говорят оппоненты. Примечательно, что все эти учебные заведения исключительно технические, предполагающие хорошую физико-математическую подготовку, а это, прежде всего, логическое мышление, то есть как раз то, что способствует рациональному поведению людей.

А еще некоторые бизнесмены, жившие богато в «старом» Казахстане, сегодня выступают за полную либерализацию законодательства, что в текущей ситуации нецелесообразно и даже опасно. Подобного рода популистские идеи, если начать их реализовывать, могут загнать нас в еще больший феодализм и хаос. Самое печальное, что многие наши граждане, не обладая критическим мышлением, верят разного рода крикунам, которые обещают после своего прихода к власти всех «накормить» и «сделать богатыми». Хотя всё это пустые слова, не подкрепленные никакими расчётами и обоснованиями.

– Чем же опасна полная либерализация институтов?

– Новые поправки, внесённые в Конституцию, неспроста столь ограниченно либеральные. Это необходимо для того, чтобы у исполнительной власти оставались рычаги влияния на общественные договоры. На данном этапе развития экономического поведения индивидов нужна третья сторона, способная контролировать справедливое их исполнение. Потому как деструктивное их поведение рождает трансформационные и транзакционные издержки при переходе прав собственности, вследствие чего основные средства – производственные мощности – с течением непродолжительного времени концентрируются в руках небольшой кучки людей. Так появляются олигополии.

Читать также:
Владимир Путин провел оперативное совещание с членами Совбеза. Фото

У отстранённого от власти клана всё еще остаются огромные ресурсы. Представьте, насколько легко в случае введения выборности акимов можно будет стать градоначальником Алматы популисту, обещающему быстрые успехи и победы? А чьи интересы он защищает, кто ему платит, к чему это приведет? В истории было очень много примеров, когда после революций через какое-то время к власти приходили люди, лояльные к старым диктаторам или их наследникам. А современные политтехнологии способны на многое. Ярким свидетельством того, как они работают, на постсоветском пространстве является Грузия, где благодаря политтехнологиям и умелому манипулированию общественным мнением реформатор Саакашвили сидит в тюрьме, а реформы остановились, если не сказать пошли вспять. Его главной ошибкой была чрезмерная и слишком быстрая либерализация институтов, за которой не поспело экономическое поведение населения.

Крупный бизнесмен уже не принадлежит себе, он несвободен в принятии решений. При старом режиме у него были налаженные связи, доступ к финансовым потокам. Ему кто-то должен, он кому-то должен – сплошное переплетение интересов, которые нужно соблюдать. Собственно, поэтому коммерсанты и лезут в политику.

– А как вы оцениваете работу правительства в данном направлении?

– В целом его работу можно оценить на три с плюсом. Свои функции и поручения главы государства оно более-менее выполняет. Вопрос в том, успеет ли Токаев запустить все процессы и построить сильную институциональную систему за оставшийся президентский срок? С учётом нашего нынешнего экономического поведения лично я в этом сильно сомневаюсь.

К примеру, сейчас президент активно ездит по миру, чтобы пробить альтернативные торговые пути, наладить новые цепочки поставок. С этой целью он посетил Иран, Саудовскую Аравию, Турцию, Китай. На границах сняты прокладки с торговых путей. Но наши ритейлеры всячески этому противятся, будто бы саботируют. 30 лет они возили товары из РФ и теперь ругают Нацбанк за то, что тот допустил укрепление курса рубля к тенге, из-за чего произошло существенное удорожание российской продукции. Но экономически именно вследствие этого она потеряла конкурентное ценовое преимущество перед товарами из других стран. А главное – появилась дополнительная маржа для наших производителей. В долгосрочной перспективе это может привести к созданию и расширению отечественного производства, укреплению МСБ, росту доходов работников. Уже сейчас мы видим, что в магазинах, например, жидкий как вода российский «Фейри» почти в два раза дороже густого моющего средства казахстанского производства. А покупатель голосует деньгами и ногами за качество и выгодную цену.

Из последних примеров – подорожание сахара. Люди критикую за это власти, хотя не они его возят, а как раз таки те самые бизнесмены, которые не торопятся осваивать новые рынки. То есть проблема не только в правительстве, но и, главным образом, в нас самих, в нашем мышлении.

Выигрышные стороны

– Давайте перейдем к главному вопросу: как можно изменить наше экономическое поведение? Что нужно предпринять для роста деловой и политической активности граждан? Может, есть смысл обратиться к опыту успешных стран? Если да, то каких?

– Нужно дать экономике возможность развиваться естественным путем. Для этого, во-первых, нашему финансово-экономическому блоку в правительстве и банкирам нужно продумать механизм справедливого коммерческого кредитования бизнеса через банки второго уровня, чтобы, к примеру, у условного крупного предпринимателя Маргулана и простой Майры из Шымкента, которая закладывает квартиру и берет кредит на открытие швейного цеха, были одинаковые кредитные условия. А БВУ сами решат, кому давать заём, а кому нет – они умеют просчитывать свои риски. И уже потом государство будет отслеживать, где возникли перекосы, и выравнивать их исключительно фискальными методами. Допустим, если выяснилось, что населению не хватает молочной продукции, то нужно снижать или освобождать ее производителей от налогов, то есть создавать стимулы для роста отрасли, чтобы там появились новые производства и специалисты.

Во-вторых, в мире нет ни одной страны, не зависящей от импорта. Наоборот, все развитые государства стали таковыми благодаря реализации своих выигрышных преимуществ. Нам тоже надо найти свои сильные стороны и начать их развивать. Лично я не вижу казахов заводчиками и фабрикантами. Пройдет много лет, прежде чем мы научимся строить крупные предприятия и налаживать на них успешное производство. И я не согласен с теми, кто считает, что в «сложном переделе» зарыта самая большая добавленная стоимость. В нашем случае она кроется именно в сфере услуг, когда (крайний пример) парикмахер своими руками заработал деньги, ничего не вкладывая в стрижку, кроме собственного труда.

По-хорошему, нам нужно наладить товарооборот из Азии в Европу. Шелковый путь испокон веков кормил казахов. И на этом пути, будучи очень гостеприимным народом, мы могли бы создать массу центров притяжения, к примеру, развивая туризм. У нас тут есть и швейцарские, и североамериканские красоты, и древнейшая культура, что иностранцам всегда очень интересно. Вот где действительно высокая добавленная стоимость. Уверен, наши граждане вполне потянут это направление. Традиционно нашим выигрышным преимуществом является также животноводство. Но здесь проблема кроется в пастбищах, которые нужно грамотно и справедливо ввести в хозяйственный оборот. Тогда мы и экономику поднимем, и экологию для будущих поколений сохраним.

А если кому-то хочется строить заводы, то привлекайте зарубежных инвесторов. Условия, при которых они охотно придут, создаются. Понятно, что поначалу наши граждане пойдут к ним чернорабочими, но ведь можно прописать в контрактах специальные механизмы, которые будут стимулировать инвесторов вкладываться в образование местного населения, чтобы из простых трудяг вырастали первоклассные инженеры. А еще надо мотивировать их к тому, чтобы они открывали тут сопутствующие производства, параллельно развивая отечественные отрасли экономики.

Но нам говорят: было бы хорошо, если бы наш условный Нурлан купил у Mercedes-Benz за государственные деньги готовый завод и привез его сюда. Однако никто не берёт в расчёт то, что пока он его тут смонтирует, обучит людей, запустит производство и начнет собирать авто, пройдет несколько лет, за которые в Германии уже выпустят новую линейку, возможно, даже не одну. Кому тогда будут нужны наши автомобили? Никому. И что мы будем вынуждены делать? Закрывать границы, чтобы они были востребованы хотя бы внутри страны. Кто проиграет? Народ. А кто разбогатеет? Нурлан. А дальше, понимая, что нанёс ущерб стране, он попытается легализовать свое положение путем влияния на институты через свои связи…

Благодаря таким вот «нурланам» наши законы превратились непонятно во что, и это самым негативным образом сказывается на экономике. Надеюсь, объявленная Токаевым борьба с олигархами, которых он хочет отрезать от системы распределения некоммерческого финансирования, возымеет эффект. Иначе в новых политических и экономических реформах нет смысла.

Из всего этого следует, что Казахстану сейчас следует сделать акцент на своих выигрышных преимуществах, а не хвататься за то, что ему не по зубам. Нам нужно вовлечь в экономический процесс 19 миллионов казахстанцев, а не растить новых олигархов. Даже если взять и перенять самую крутую американскую конституцию, то ничего хорошего из этого не выйдет, так как у нас совершенно другие люди, условия и задачи. Да мы и не обязаны быть на кого-то похожими…

Источник

Новое на сайте

Первая партия заблокированных российских минудобрений отправилась в Африку

Санкционное давление в отношении российского продовольствия и минудобрений, возможно, начинает ослабевать. Российские удобрения, заблокированные в Нидерландах, отправились в Малави....

Нацбанк предупреждает о фейковых рассылках о цифровом тенге

Цифровой тенге не заменит наличные или безналичные деньги, а будет использоваться параллельно Астана. 29 ноября. KAZAKHSTAN TODAY - Национальный банк...

Сборные Бразилии и Португалии вышли в плей-офф чемпионата мира

Стали известны три команды, пробившиеся в плей-офф по итогам двух туров группового этапаАСТАНА, 29 ноя - Sputnik. Футболисты сборной...

Это популярно

Первая партия заблокированных российских минудобрений отправилась в Африку

Санкционное давление в отношении российского продовольствия и минудобрений, возможно,...

Вам понравитсяПОХОЖИЕ СТАТЬИ
Рекомендовано для Вас